О компании
Готовые изделия- интернет магазин
Фотогаллерея
Коллекции тканей
Мишель-советник
Дизайн интерьера
Программа лояльности
Сотрудничество
Вакансии
Контакты


Новости
30.03.2015
Мы продолжаем работать !
 Рады сообщить, что наши салоны продолжают работать для Вас.... »
10.03.2014
Наш салон в г. Мариуполе переехал!
Наш салон в г. Мариуполе переехал! Уважаемые дамы и господа! Дизайн... »
11.12.2013
Новогодняя Акция
В преддверии новогодних праздников дизайн-студия "Мишель" проводит... »
06.12.2012
Новогодняя акция
  Внимание! АКЦИЯ!!! Дизайн  студия  "Мишель"... »
31.10.2012
Новая коллекция
  Поступление новых видов тканей оригинального... »
Все новости


Контакты
ул.Университетская 138
Донецк, Украина
(062) 257-72-92
(062) 381-92-85 (факс)
info@mishel.com.ua
Адреса магазинов

Стиль интерьера - Классический стиль

Прибыв в 1799 г. в Россию, французский архитектор на первых порах беззастенчиво выдавал привезенные им из Парижской Академии чужие проекты за свои, не стесняясь даже подчистки дат и имени автора. Для здания Биржи он также использовал чужой проект. Но сила невского пейзажа была столь велика, что это обстоятельство не помешало архитектору последовательно, шаг за шагом, в пяти проектных вариантах (1801-1804) создать истинно оригинальное произведение. Здесь Тома де Томон превзошел себя. В пояснении к проекту Биржи он писал, что здание окружено «44 дорическими колоннами Пестум» (10 по главным фасадам и 12 по боковым). Высота колонн 11,35 м. В то же время, хорошо известно, что в античном дорическом ордере колоннада, слегка отступая от стен храма, поддерживает его кровлю.
Классический стиль в дизайне интерьераВ здании Биржи использован иной композиционный прием колоннады, свободно опоясывающей объем здания и «распространяющейся в окружающий ее пейзаж». Колонны расставлены мощно и широко (интерколумнии - расстояния между колоннами, оказались значительно шире, чем в античных постройках, что вынудило архитектора расположить в пролетах не один триглиф фриза, а два). Пространственный размах композиции усилен ростральными колоннами, по образцу древнеримских, но небывалой высоты (31,71 м), и гранитными спусками к воде. Колонны должны были служить маяками. Идея морского могущества России выражена аллегорическими скульптурами у подножия колонн. Они изображают великие реки: Волгу, Волхов (работа скульптора Ф. Тибо), Днепр и Неву (скульптор И. Камберлен). Скульптурные группы в аттиках восточного и западного фасадов Биржи - «Нептун» и «Навигация» - также (по последним данным) вероятнее всего исполнены фламандцем И. Камберленом. Эти произведения отличаются выразительной пластикой и романтическим монументальным стилем.
Первоначальную планировку стрелки Васильевского острова осуществил А. Захаров. С именем этого русского зодчего связано другое выдающееся произведение архитектуры александровского классицизма - здание Главного Адмиралтейства (1806-1823). Перестраивая старое здание, возведенное И. Коробовым, Захаров бережно сохранил идею петровского времени - золоченый «шпиц» с корабликом, впервые появившийся в 1719 г. Главный фасад П-образного в плане здания растянулся на 407 м, боковые - на 140 м. Чтобы избежать монотонности, архитектор применил трехчастную композицию, умело разработав боковые ризалиты портиками, а в центре смело водрузил «стрелу, похожую на мачту золотого корабля, на крышу греческого храма», опоясав башню колоннадой ионического ордера. Мотив кубического объема, прорезанного центральной аркой, повторен в композиции боковых павильонов, выходящих на Неву. Аттик центральной башни украшен рельефом «Восстановление флота в России», исполненным И. Теребеневым (1812); по сторонам от арки - удивительные по красоте скульптурные группы «Нимф, несущих небесную и земную сферы» (Ф. Щедрин, 1812-1813), над аркой - осеняющие ее знаменами Гении Славы (И. Теребенев, 1812). Летящие Славы, трубящие победу, повторены на невских павильонах (рис. 183). По углам нижнего куба центральной башни расположены четыре сидящие фигуры античных воителей: Ахилл, Аякс, Александр Македонский и Пирр. Выше, на колоннаде - статуи «четырех времен года, четырех ветров и четырех стихий», к которым добавлены фигуры египетской Исиды, покровительницы мореплавания, и Урании, древнегреческой музы астрономии (все фигуры повторены дважды, всего 28 статуй по числу колонн). Не сохранились уничтоженные в 1860-х гг. аллегорические фигуры «лежащих рек» перед портиками главного фасада, и двенадцати месяцев по углам треугольных фронтонов. А с постаментов перед невскими павильонами (где теперь находятся якоря) были сняты фигуры «четырех частей света»: Азии, Европы, Африки и Америки.
Классический стиль в дизайне интерьераРади того, чтобы пробить окна в верхней части стен, был уничтожен скульптурный фриз, опоясывавший здание. Но даже оставшееся скульптурное убранство создает необычное ощущение движения архитектуры в окружающее пространство, с которым становится ясно истинное значение всей композиции. «Великое произведение архитектуры никогда не бывает только зданием. В нем узнает себя целый город». С возведением Биржи и Адмиралтейства, центр города получил новый образ. Его главным проспектом стала Нева, а центральной площадью - она же в самом широком течении, там, где река разделяется на два рукава между Петропавловской крепостью и Зимним дворцом.
Несколько позднее, после работ К. Росси и О. Монферрана в период «русского (петербургского) ампира», окончательно сложился не имеющий аналогов в мире «Ансамбль Трех площадей» центра Петербурга. Параллельно невскому течению слились воедино Дворцовая, Адмиралтейская и Сенатская площадь, а центр трехлучевой планировки города, намеченный П. Еропкиным в период «петровского барокко», был мощно обозначен сияющей золотом «адмиралтейской иглой». Характерная черта стиля александровского классицизма - определяющая роль французского влияния - школы К.-Н. Леду и «мегаломанов» Королевской Академии архитектуры в Париже. Их принцип - выразительность простых геометрических объемов: куба, параллелепипеда. Такова же александровская архитектура: «Одно стихийное стремление доминирует над всеми помыслами и идеалами эпохи, это -- стремление к возможной простоте. Наружные и внутренние стены екатерининских зданий кажутся уже недостаточно простыми, и архитектор отбрасывает все, что не является безусловно необходимым, и для него нет большей радости, как суровая гладь стены. И только местами, только для того, чтобы еще более подчеркнуть торжественную красоту этой глади, он прерывает ее скульптурным фризом или легкой орнаментальной фигурой...». В то же время постройки александровского классицизма столь оригинальны и так тонко гармонируют с пейзажем, что в них, кажется, нет ничего французского.
Серое петербургское небо, золоченые шпили, горизонтали набережных, светлые колоннады... Велика была роль самого императора. Александр был обуреваем страстью к строительству и прекрасно разбирался в архитектуре. Ни одно здание в Петербурге не могло быть построено без «высочайшего апробирования чертежей». Значение личности Александра I в формировании классицистического облика Петербурга иногда сравнивают с ролью Классический стиль в дизайне интерьераПерикла в строительстве Афинского Акрополя (см. Перикла Век).
Образ города периода александровского классицизма отразил в 1814 г. в своей «Прогулке в Академию художеств» К. Батюшков: «Взгляните... на набережную, на сии огромные дворцы - один другого величественнее! на сии домы -- один другого красивее! Посмотрите на Васильевский остров, образующий треугольник, украшенный биржею, ростральными колоннами и гранитною набережною, с прекрасными спусками и лестницами к воде. Как величественна и красива эта часть города! Вот произведение, достойное покойного Томона, сего неутомимого иностранца, который посвятил нам свои дарования и столько способствовал к украшению северной Пальмиры!..
Сколько чудес мы видим перед собою, и чудес, созданных в столь короткое время, в столетие - в одно столетие!.. Хвала и честь Александру, который более всех, в течение своего царствования, украсил столицу Севера!.. Кто не был двадцать лет в Петербурге, тот его, конечно, не узнает. Тот увидит новый город, новых людей, новые обычаи, новые нравы... Адмиралтейство, перестроенное Захаровым, превратилось в прекрасное здание и составляет теперь украшение города... Вокруг сего здания расположен прекрасный бульвар, с которого можно видеть все, что Петербург имеет величественного и прекрасного: Неву, Зимний дворец, великолепные домы Дворцовой площади, образующей полукружие, Невский проспект, Исаакиевскую площадь, Конногвардейский манеж, который напоминает Партенон, прелестное строение Г. Кваренги, Сенат, монумент Петра I и снова Неву с ее набережными». В 1817 г. перед построенным Дж. Кваренги Конногвардейским манежем были установлены мраморные скульптурные группы Диоскуров, выполненных П. Трискорни по образцу античных, находящихся на Квириналъском холме в Риме.
Война с Наполеоном не повлияла на художественные пристрастия Александра. Вступив в 1814 г. во главе союзных армий в Париж, Александр не забыл о своих художественных проектах. Он намеревался пригласить в Петербург Ш. Персье и П. Фонтена, придворных архитекторов Наполеона, но выбрал никому неизвестного тогда О. Монферрана, будущего строителя грандиозного Исаакиевского собора и Александровской колонны. И. Грабарь писал о том, что если во Франции «естественное развитие Классицизма было прервано холодной диктатурой Ампира», то по «странной прихоти судьбы Россия становится второй родиной нового стиля, ибо в Петербурге продолжается развитие блестящих французских идей». Но в 1811 г. скончался А. Захаров, в 1813 г. - Томон. Они не оставили после себя школы, и стиль александровского классицизма стал перерождаться в «русский ампир» К. Росси и В. Стасова. С александровской эпохой связано обновление Петербургской Академии художеств, деятельность ее президента А. Оленина и начало движения национального романтизма в русском искусстве. Императору Александру принадлежала и романтическая идея возведения в Москве на Воробьевых горах храма-памятника Христу Спасителю и русским воинам, по обету за избавление от наполеоновского нашествия. Позднее в ином месте такой храм в формах «русско-византийского» стиля построил К. Тон
Годуновский классицизмКлассический стиль в дизайне интерьера
Условное название стиля русского искусства, главным образом архитектуры, в период царствования Бориса Годунова (1598-1605). После кончины царя Ивана IV Грозного в 1584 г. по его завещанию к наследнику царю Федору Иоанновичу, «неспособному по здоровью и уму», были назначены опекуны из бояр, из которых, постепенно оттесняя остальных, выделился энергичный Б. Годунов. Скоро он, сосредоточив в своих руках всю власть, стал править, по определению историка В. Ключевского, «умно и осторожно, и четырнадцатилетнее царствование Федора было для государства временем отдыха от погромов и страхов опричнины».
И даже после того как в 1591 г. в Угличе был зарезан наследник царевич Дмитрий и подозрение пало на Годунова, в 1598 г. после смерти Федора Иоанновича земский собор избрал Бориса царем. Годунов начал свое царствование с большим блеском, он задумал основать новую династию и тем прославить свое имя. В Московском Кремле развернулись строительные работы. Еще при Иване Васильевиче III (1462-1505) в Москву стали приезжать итальянские зодчие.
На рубеже XVI-ХVII вв., помимо итальянцев, увеличилось число английских, немецких, польских мастеров. Через них русские знакомились с европейской наукой и строительной техникой. Традиция русских «столпообразных храмов» была достойно поддержана в Московском Кремле возведением колокольни «Иван Великий» (1505-1508). В 1600 г. повелением Бориса Годунова она надстроена еще на два яруса и достигла 81 м высоты. Верхний барабан был опоясан тремя золочеными лентами фриза с надписью: «Изволением Святые Троицы повелением великого господаря царя и великого князя Бориса Федоровича всея Русии самодержца...» На перекладине креста, венчающего главу, - «Царь славы». С этой надстройкой «Иван Великий» из простой колокольной башни превратился в символ возвышения русского государства, а Соборная площадь Кремля получила законченный вид. Но и этого Годунову было мало. Сравнивая себя с библейским царем Соломоном, царь Борис задумал создать новый грандиозный храм в Кремле, который превзошел бы Успенский собор, построенный А. Фьораванти (1475-1479). Эта идея осталась неосуществленной, но в правление Годунова были реализованы градостроительные проекты: постройка стен и башен Белого города в Москве, Кремля в Смоленске, сооружение Борисова городка близ Можайска, каменных торговых рядов в Москве.
Село Красное на Волге, близ Костромы, было вотчиной бояр Годуновых. В 1592 г. там возведена церковь Богоявления - шатровый храм столпообразного типа, восходящий к знаменитой церкви Вознесения в Коломенском, построенной царем Василием III. В Троицком соборе Ипатьевского монастыря в Костроме (1603-1605, перестройка в 1652), демонстрирующем «го-дуновский стиль», повторяется карниз, отделяющий закомары от плоскости стены, впервые примененный Алевизом Новым в 1505-1509 гг. в Архангельском соборе Московского Кремля. Собор в Костроме отличают строгая выверенность пропорций, традиционное пятиглавие, кладка «как по линейке», арки с «гирьками» и «дыньками». Постройки в Вязёмах, усадьбе Годуновых близ Москвы, характеризует тот же стиль. В период «годуновского зодчества» происходила канонизация сложившихся к тому времени строительных приемов: воспроизводились традиционные композиции, в которых подчеркивались симметрия, компактность плана, строгое пропорционирование. Использовались заимствованные у итальянцев ордерные элементы, полуциркульные арки, пилястры с коринфскими капителями, классические профили карнизов. Это была канонизация русского стиля на европейский манер. Уменьшилась вариативность построек, их внешнее разнообразие, но появилось единство стиля.
Классический стиль в дизайне интерьераЭти особенности имели не местный, московский, а общерусский характер, поэтому правильней объединять их не понятием «годуновская школа», а определением «годуновский стиль», который в сущности, по основным тенденциям формообразования, является классицистическим. Одним из самых ярких памятников «годуновского классицизма» был собор Вознесенского монастыря в Московском Кремле, построенный в 1580-х гг. по заказу сестры царя, Ирины Годуновой. Этот замечательный памятник архитектуры варварски уничтожен в 1929 г. Интересно, что сооружения «годуновского классицизма», не порывавшие с традициями древнерусской архитектуры, долгое время воспринимались исключительно как результат чуждого, иностранного влияния.
Русский историк А. Малиновский в «Обозрении Москвы» (1820-1826) называл все новые постройки Московского Кремля, начиная с Успенского собора, «готическими». Колокольня «Иван Великий», по его словам, была от основания перестроена «в виде готической башни». Готической (в смысле чуждой, нерусской) называли русскую архитектуру рубежа XVI-XVII вв. писатель В. Жуковский, французский исследователь средневекового искусства Э. Виолле-ле-Дюк, писатели В. Гюго, Т. Готье. Но такие оценки правильнее было бы отнести к последующему периоду развития русской архитектуры. В 1624-1625 гг. шотландец X. Гэллуэй (Галовей) вместе с русскими мастерами надстроил «шатровым верхом» Спасскую башню Московского Кремля, причудливо соединив в ней черты традиционной русской архитектуры с элементами английской готики и Тюдор-Ренессанса. Таким же образом были надстроены и другие башни Кремля. Европеизации подвергались иконы, фрески, изделия из серебра. В Костроме, в Ипатьевском монастыре, при поддержке Годуновых была создана иконописная мастерская. Понятие «годуновского стиля» применяют в отношении книжной миниатюры, начала XVII в. К концу XVII столетия «годуновский классицизм» сменился «голицынским» и «нарышкинским» стилями.

Интересные статьи по тематике интернет можно почитать на сайте vsemirpautina.ru – это адрес сайта “всемирная паутина”.    

 



Галерея работ
© ДС «Мишель» 2007—2010
Сайт защищен авторским правом.
    




Поддержка сайта - LookMy.info
на базе CMS MYSITE